до 1991г.

Московский насосный
завод им. М.И. Калинина

ENG

115184, Россия, г.Москва,
3-й Угрешский проезд, д. 6

+7-495-677-73-16 sk@aolgm.ru
+7-495-677-72-74 info@aolgm.ru
+7-495-677-69-16

Отечественное оборудование для заводов СПГ: мечта или реальность?


О том, почему отечественным нефтегазовым компаниям стоит покупать криогенные насосы для сжиженного природного газа в России, рассказал исполнительный директор АО «ЛГМ» Роман Пыхтин.

ачем компании ЛГМ понадобилось разрабатывать криогенные насосы для СПГ? Разве нельзя было найти поставщиков из стран, которые не наложили санкции на Россию, и просто перепродавать его?
— Наша компания была основана еще в 1864 году. Более 150 лет мы занимаемся промышленным производством. Нашими насосами оснащены ледоколы и подводные лодки, химические комбинаты, АЭС и многие другие объекты в нашей стране, а также в Индии, Венгрии, Алжире, Вьетнаме и других государствах. С 60-х годов прошлого века ЛГМ занимается криогеникой, и все отечественные стартовые комплексы космических и межконтинентальных ракет заправлялись кислородом именно нашими насосами. Сегодня российские нефтегазовые компании традиционно используют криогенное оборудование, которое производят американские и японские компании. Но после введения санкций вопрос о приемлемой альтернативе встал очень остро.
Мы готовы его решить: сейчас в нашем конструкторском бюро работают как сотрудники-«мастодонты» с огромным опытом, так и молодые энергичные инженеры. Мы способны создавать насосное оборудование любой сложности. К тому же я убежден, что без сильной промышленности не может быть сильной страны, и если мы в состоянии произвести нечто сложное и высокотехнологичное, то это нужно делать.
— Чем ваше оборудование принципиально отличается от оборудования Ebara и Nikisso? Или единственное преимущество в том, что оно не попадает под санкции?
— Ebara и Nikisso — ведущие мировые производители грузовых насосов СПГ, которые занимаются этим уже более 50 лет. Наше оборудование по техническим характеристикам им не уступает, а по некоторым параметрам даже превосходит. Например, кавитационный запас у наших насосов больше, и это позволит компании сэкономить на создании приямков. Ну и, конечно, главное преимущество — цена. Мы делаем наши насосы из комплектующих только российского производства, что позволяет конкурировать по цене.
— Расскажите о технических характеристиках. Есть ли ограничения по использованию ваших криогенных насосов? Совместимы ли они с прочим оборудованием, которое используется при погрузке СПГ в хранилища?
— Четыре года назад в рамках Федеральной целевой программы «Развитие гражданской морской техники» мы разработали типоразмерный ряд насосов СПГ. Их расход — от 100 до 2000 кубометров в час, напор — до 200 метров, допускаемый кавитационный запас — 1–1,5 метра. В качестве опытного образца мы сделали и испытали на азоте электронасос НСПГ 900-120. Большая часть оборудования создается именно под требования заказчика, с необходимыми параметрами, габаритными и присоединительными размерами. Так что нашим клиентам будет довольно просто заменить импортный насос на насос от «ЛГМ».
— Используется ли ваше оборудование уже сейчас?
— Криогенным оборудованием нашего производства оснащены все космодромы, нефтеперерабатывающие и химические заводы бывшего СССР и стран соцлагеря. Грузовые насосы СПГ — это новое направление, пока в России используют только импортные. Правда, с недавнего времени на строящиеся заводы по сжижению природного газа наши газовые монополисты начали приглашать и отечественные компании для участия в тендерах. Так, например, сейчас мы прошли предквалификацию и участвуем в проходящем сейчас тендере на поставку грузовых насосов СПГ на завод «Арктик СПГ-2». Также «ЛГМ» скоро установит насос на опытную эксплуатацию в судно-газовоз в рамках уже другого проекта.
— Где производится и испытывается ваше оборудование? Ведь в России нет испытательных центров, на которых можно было бы протестировать насос на СПГ.
— Разработка и производство насосов осуществляется на нашем заводе в Москве. Испытания на азоте мы проводим на других площадках, в том числе в Свердловской области. Проведение испытаний на натуральной среде (СПГ) — это действительно большая проблема, поскольку в России таких центров нет. Работа в этом направлении ведется, мы планируем создать стенд для испытания насосов СПГ на натуральной среде мощностью до 1 МВт за счет собственных средств после того, как получим крупный заказ и заключим контракт.
— Ваше оборудование производится из импортных или отечественных деталей? Каково соотношение импортных и отечественных?
— Почти все детали — от подшипников до проточной части и рабочих органов — российского производства. На одной из моделей устанавливался электродвигатель харьковского производства, но он был изготовлен по нашим чертежам, и сейчас мы выбираем компанию, которая будет делать его в России. Я знаю по меньшей мере четыре компании, которые способны сделать это у нас. Поскольку 70% продукции нашего завода поставляется ВМФ, а 15–20% — «Росатому», у нас просто не сформирован навык применения импортных комплектующих.
— Импортные поставщики как правило осуществляют комплексную поставку криогенной насосной системы под ключ. А вы готовы к производству и поставке всей системы?
— Под грузовым насосом СПГ мы подразумеваем поставку самого насоса, донного клапана, системы погрузки/подъема насоса в шахте, силовой и слаботочной кабельной продукции на всю длину шахты, верхней крышки с гермовводами и системы управления. Так что переход с импортного на отечественное оборудование пройдет максимально комфортно для заказчика.
— Предоставляете ли вы гарантийное обслуживание? Какое и на какой срок?
— В структуре нашего предприятия есть отдел сервисного обслуживания, высококвалифицированные специалисты которого в течение суток могут оказаться в местах базирования Северного, Тихоокеанского, не говоря уже о Черноморском и Балтийском флотах. Классическая гарантия на насосы изготовленные под контролем «военной приемки» — семь лет, в некоторых случаях десять. На насосы, которые мы поставляли на самый крупный в мире строящийся ледокол проекта 22220, установлен срок службы 40 лет, ресурс — 320 тыс. часов, а время непрерывной работы — 26 тыс. часов, то есть более трех лет! Мы привыкли делать качественное и надежное оборудование.
— Есть ли планы по выходу на международный рынок и будет ли спрос при наличии таких конкурентов, как японские и американские производители?
— В мае 2018 года мы представляли нашу криогенную продукцию на международной выставке Iran Oil Show — 2018 в Тегеране (Иран), где наша продукция вызвала живейший интерес у местных промышленников. Мы заключили несколько соглашений и сейчас прорабатываем вопрос открытия представительства в Иране.
— В каких проектах помимо производства крупнотоннажного СПГ вы планируете участвовать со своим оборудованием?
— Сейчас по заказу ФГУП «Крыловский государственный научный центр» мы проводим две опытно-конструкторские работы, связанные с созданием оборудования для судов-бункеровщиков СПГ и судов на газомоторном топливе. Это очень перспективное направление. В сфере малотоннажного «сухопутного» СПГ у нас тоже есть немало планов, но я не готов их раскрывать раньше времени.

http://www.rbcplus.ru/partners/5b92968a7a8aa9281417ff44

Все права защищены © 2018 aolgm.ru